Банк России должен стать ресурсом длинных денег

Экономика России испытывает недостаток денег. Малодоступны длинные инвестиционные ресурсы. В итоге в стране дорогостоящие кредиты, а венчурное и проектное финансирование, инвестиционные банки функционируют в зачаточном виде, даже в сравнении с развивающимися странами. России необходима новая точка зрения на политику Центробанка, а также основание новой денежной политики. Ресурсом длинных денег должны стать Центробанк и Минфин

Сложно соперничать в условиях, когда ты получаешь кредиты под 26%, а твои оппоненты - под 6% годовых. Этот простой факт стал очень актуален после вхождения РФ в ВТО. Недомонетизированность – одна из главных проблем нашей экономики.  Отношение денежных средств к ВВП равняется 46%, то есть в стране на 1 руб. ВВП приходится 0,46 руб. объема финансов. В Америке на 1 доллар ВВП - 1 доллар финансовой массы, в Европе на 1 евро ВВП – 1, 5 евро, в Англии на 1 фунт ВВП – 2 фунта, В Китае на 1 юань ВВП – 3 юаня. 

Рассмотрим ставки рефинансирования. Здесь РФ занимает традиционные позиции. В 2008 году инфляция немного превышала процентную ставку, с 2011 года процентная ставка стала больше инфляции. Это несообразно для мировой экономики. В Англии в 2008 году процентная ставка в два раза уступала инфляции, позже это соотношение увеличилось. В США сегодня процентные ставки в четыре-пять раз менее инфляции.

В России существует мнение, что твердая монетарная и бюджетная политика – признанное всемирной экономикой благо. Но почему деятельность развивающихся и развитых экономик демонстрирует другие цифры? Дело в том, что в мире уже отказались от этого правила и перешли к денежно-промышленной политике (monetary-industrial policy), которая основана на принципе ведущей роли центробанков и государственных институтов в основании длинных денег для индустриального развития.

Время, когда длинные деньги формировались в основном страховыми компаниями и пенсионными фондами, ушло. В США ФРС приобретает государственные облигации Минфина, созданные под программы бюджета. Также ЕЦБ, ФРС, Банк Японии и Банк Великобритании стали приобретать облигации частных предприятий, затем покупать их на срок 10—20 лет, что стало дополнительным ресурсом длинных финансов в экономике.

После 6 подряд понижений ставки рефинансирования Алан Гринспен на вопрос, не боится ли он роста инфляции, ответил, что оживление экономики имеет большее значение, чем риски инфляции. Это правильные слова, которые точно отражают российскую действительность. В США инфляция имеет монетарный характер, и там рискуют ее разгоном, чтобы развить индустрию. В России инфляция немонетарная, а предприятия находятся в стагнации.








Читайте также

Больше новостей